Бизнес кейс: как заработать пол миллиона рублей за 4 инста-маски или бизнес на масках в инстаграм

Михаил Двощанский очень популярен в Instagram: благодаря маскам для селфи у него 4,7 млн фолловеров. Он зарабатывает сам с 14 лет. В 17 у него была зарплата в 80 тысяч рублей в месяц, а недавно за четыре маски в Instagram он получил 500 тысяч рублей. «Не знаю, много ли это», — в растерянности говорит он.

Как началась история с масками для Instagram

Instagram я завел в 14 лет. Увидел, как мои друзья использовали маску — пластиковое лицо от Джоанны Ясковски. Подумал, что можно выкладывать свои маски. Написал ей с просьбой подсказать, через какую программу она это делает. Она не ответила: понимаю, сейчас у самого ЛС завалены. Прогуглил информацию, нашел в течение 10 минут нужную программу, за ночь набросал маску.

Сперва я создал маску с «безысходностью», потом сделал еще четыре. У меня был завал на работе, поэтому какое-то время об этом хобби пришлось забыть. Подал заявку на бету по созданию масок в инстаграм и ждал ответа.

В апреле меня уволили с основной работы из-за того, что я не успевал решать все вопросы. Было грустно, потому что я работал над проектом год и привязался к нему. Вернулся подавленный в Стерлитамак. Вдруг на почту пришло письмо, что моя маска добавлена в Instagram. Постепенно я начал их выкладывать. На меня сразу подписалось две тысячи человек.

«Сколько можно на этом заработать? Нисколько. Но…»

Instagram не платит за маски. Я делаю это по фану, для себя. Взамен ты получаешь аудиторию, которую можно монетизировать. И на них к тебе могут прийти бренды, которые готовы заказать маску. Можно нанять менеджеров, которые будут искать заказы. А уже на этом — много зарабатывать.

Почему популярность мешает

У меня 4,7 млн фолловеров. Это неудобно. Я часто постил мысли в историях на русском для друзей. Когда постил для всех, от меня отписывались и просили писать на английском, матерились. Мне это неприятно.

Новая аудитория свалилась на меня внезапно. Обычно блогеры наращивают ее постепенно… Поэтому я только думаю, что с ней делать.

Иногда друзья просят пропиарить, а я не могу — подписчикам вряд ли это понравится, они не поймут, почему я вдруг пиарю русскоязычного человека. Друг может обидеться из-за отказа — это тоже неудобно. Прибавилось ответственности. Твои шутки могут не так понять, особенно сейчас, когда все волнуются о толерантности.

Был момент, когда я вывесил фото с флагом СССР. Тысячи человек из Индонезии послали меня на три буквы — они посчитали, что я коммунист и начали писать бред, хотя я просто обернулся во флаг и покрутился. Поэтому большинство историй я снимаю в закрытом формате для лучших друзей: они понимают, что я никогда не хочу никого обидеть.

Раньше Instagram помогал знакомиться с людьми: я просто лайкал, подписывался. Это были обычные люди, которым я симпатизирую. Сейчас я не могу увидеть обратную реакцию от них, потому что постоянно кто-то меня лайкает. Личные сообщения тоже завалены. Возможно, мне просто стоит лучше работать над контентом.

«Самая дорогая вещь в моем гардеробе стоит 6 тысяч рублей»

На данный момент у меня договор с магазином из Индонезии на 250 тысяч рублей за три поста. Это не первые мои деньги: в 17 лет я уже зарабатывал 80 тысяч в месяц. Но это все для того, чтобы развиваться дальше. Например, я собрал музыкальную студию и периодически создаю музыку. При этом могу спокойно купить одежду и в сэконде, и в масс-маркете вроде H&M.

Дорогие у меня только кроссовки. Я их люблю, долго выбираю и долго ношу. Могу потратить 20-26 тысяч рублей на вещь с уникальным дизайном. Год назад купил Y-3 Kaiwa. Очень давно хотел их. Несколько дней назад приобрел adidas x Raf Simons. Они сверху розовые, а ниже хромированный металлический цвет. Никогда такого не видел.

Самое дорогое из одежды у меня, пожалуй, толстовка из Adidas за шесть тысяч рублей.

Чем круто программирование

Это очень очень сильный инструмент по автоматизации своих и чужих действий. Можно долго работать руками, а можно написать скрипт и все упростить. С помощью кода можно генерировать паттерны. А еще это способ зарабатывать хорошие деньги. Сейчас в мире происходит автоматизация процессов. И все будет только развиваться, за это будут платить. Лет через 10 многие профессии, например, кассир или водитель такси, благодаря автоматизации могут полностью исчезнуть.

Чему нужно учиться, если ты хочешь стать классным программистом

Я сам долго вникал в то, как все работает. Поэтому важно хотеть изучать это. Тебе должно нравится писать код. Да, с одной стороны это творчество, с другой — есть рутина, элементы аналитики. Нужно знать английский: я привык все гуглить на английском, так как в англоязычной среде гораздо больше нужной информации. Важно вообще уметь гуглить. Я не очень силен в математике, поэтому часто просто вбиваю нужные запросы, анализирую код и изменяю его. Например, когда я делал свой мини-движок для игровых масок, нужно было рассчитывать коллизии. Я не смог, но нагуглил нужный фрагмент кода, подстроил его и вставил.

Если ты хочешь стать востребованным специалистом, важно быть не просто программистом, но и разбираться в какой-то другой сфере, где это можно применить. Например, программирование и биология. Или программирование и космос: спутники тоже нужно правильно запрограммировать.

Онлайн VS офлайн

На улицах меня не узнают, так как аудитория моего инстаграма международная. В мире семь миллиардов людей. В Москве меня узнали только один раз — это был Салим (Салим Алмазов – герой из одного материалов Rusbase, сооснователь проекта «Юниоркод».). Он подошел и такой: «О, ты делаешь маски!». Честно говоря, я очень удивился. Даже в Стерлитамаке меня не узнают, хотя это маленький город.

Оцените статью
CPALIME.RU
Добавить комментарий